Субъективные признаки грабежа

Автор: | 22.02.2017

Субъективные признаки грабежа

Читайте также:

  1. Lt;guestion> Укажите, к какому стилю речи относится данный текст: Наречие - неизменяемая часть речи, которая обозначает признаки действия, предмета или другого признака.
  2. Вторичные половые признаки изменчивы.
  3. Глава вторая. Определение Хаоса и его признаки
  4. Если американские Форды стали символами экономической мощи Америки, то миллиардеры России стали символами грабежа, мошенничества, коррупции.
  5. Изменилось ли что-то в миссионерском пространстве за последние десять лет? Появились ли какие-то признаки изменений к лучшему?
  6. История законодательных изменений состава грабежа
  7. Классификационные признаки предприятий в сфере бытового обслуживания, их использование в организационно-управленческой деятельности;

Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом и корыстной целью.

Субъект преступления - любое лицо, достигшее 14 лет.

4.7. Насильственный грабеж*(646)

В п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ содержится состав насильственного грабежа, под которым понимают открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия*(647).

Таким образом, объективная сторона насильственного грабежа носит сложный характер и включает в себя два обязательных элемента деяния: хищение и насилие или угрозу им*(648); последствие - имущественный ущерб и причинную связь между ними.

Понятие насилия, не опасного для жизни или здоровья, дано в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29: "Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (пункт "г" части второй статьи 161 УК РФ), следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.)". Насилие в грабеже не представляет опасности не только для жизни, но и для здоровья потерпевшего.

На практике встречаются следующие разновидности неопасного насилия:

- удержание потерпевшего;

- ограничение его свободы другим путем, например путем связывания, насильственного помещения в закрытое помещение, и др.;

- сбивание потерпевшего с ног (в том числе и подножка);

- выкручивание и (или) заламывание потерпевшему рук;

- применение наручников;

- применение приемов какой-либо борьбы (каратэ, самбо и проч.);

- причинение потерпевшему физической боли (например, вырывание из ушей женщины сережек);

- нанесение потерпевшему отдельных ударов;

- нанесение ему побоев и др.

Дополнительная квалификация действий виновного по ст. 116 УК РФ не требуется.

Иногда на практике встает вопрос о минимальных пределах насилия в грабеже.

Например, по конкретному делу приговором Первоуральского городского суда Свердловской области П. и С. осуждены по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, А. осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ. С., П. и А. признаны виновными в открытом хищении чужого имущества, при этом С. и П. - с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, совершенном 1 ноября 2008 г. Рассматривая это дело, судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда отметила, что, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал неверную юридическую оценку действиям С. Суд в приговоре указал, что С. расстегнул застежку на барсетке, достал из нее деньги и похитил их. Затем снял с руки Ж. часы и положил себе в карман. Ж. успел схватить оставшуюся в барсетке тысячерублевую купюру и зажал ее в руке. П., заметив это, разжал руку Ж. и похитил данную денежную купюру. Следовательно, судом не установлено и не отражено в приговоре, что при завладении денежными средствами и имуществом С. применил к потерпевшему Ж. насилие. Учитывая изложенное, судебная коллегия переквалифицировала действия С. с п. "г" ч. 2 ст. 161 на ч. 1 ст. 161 УК РФ, смягчила назначенное С. наказание*(649).

Решение коллегии абсолютно верно. В этом случае имело место применение физической силы к потерпевшему для того, чтобы завладеть чужим имуществом. Можно говорить о том, что существовал физический контакт между виновным и потерпевшим. Его, однако, недостаточно для того, чтобы констатировать насилие. На мой взгляд, насилие есть тогда, когда оно сопряжено с физической болью, умышленно причиняемой потерпевшему, или если применение физической силы повлекло существенные нарушения физической неприкосновенности потерпевшего (ограничение свободы, изменение положения тела - падение и проч.), или содержит в себе элементы и того и другого (нанесение ударов, побои и проч.). Верно отмечает С.В. Дубченко: "Включение в содержание физического насилия любого ограничения свободы потерпевшего необоснованно расширяет понятие насильственного грабежа. Насильственный характер будут иметь действия, когда преступник с целью завладения имуществом втаскивает, вталкивает потерпевшего в комнату или отталкивает от двери, которую удерживает последний, и запирает его там"*(650). В противном случае мы вынуждены будем квалифицировать как насильственный грабеж любой имевший место при хищении физический контакт виновного и потерпевшего.

Загрузка...

В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью)".

Специфическим видом насилия, не опасного для жизни или здоровья, является применение виновным к потерпевшему вещества, не относящегося к сильнодействующему, ядовитому или одурманивающему, для приведения его в беспомощное состояние с целью завладения имуществом. Свойства и характер действия веществ могут быть при необходимости установлены соответствующим специалистом либо экспертным путем (п. 23 вышеназванного постановления). В то же время предложение потерпевшему вместе распить спиртные напитки, для того чтобы потом, воспользовавшись его нетрезвым состоянием, завладеть его вещами, вряд ли может быть расценено как применение неопасного насилия; содеянное свидетельствует о тайном хищении*(651).

В.В. Векленко говорит о грабеже и в случае применения снотворного или наркотиков против воли потерпевшего*(652). Думаю, это неверно; и те и другие предметы явно опасны, если не для жизни, то для здоровья потерпевшего; следовательно, при их применении для завладения имуществом действия виновного составляют не насильственный грабеж, а разбой.

Интересный казус приводят и решают (хотя и неверно, на мой взгляд) А.В. Бриллиантов и И.А. Клепицкий. Они пишут: "Сертифицированные отечественные аэрозольные устройства, снаряженные слезоточивым газом, хотя и относятся к гражданскому оружию, однако не признаются опасными ни для жизни, ни для здоровья человека. Само по себе применение такого оружия не дает оснований квалифицировать содеянное по ст. 162 УК РФ. Поскольку применение оружия не является квалифицирующим признаком грабежа - грабеж с применением такого оружия при отсутствии других квалифицирующих признаков охватывается ч. 1 ст. 161 УК РФ"*(653). Действительно, нет угрозы жизни и здоровью, исходя из свойств газа, и нет применения оружия в числе квалифицирующих признака грабежа. Однако реальное применение такого газового оружия означает, на мой взгляд, не что иное, как применение насилия, не опасного для жизни и здоровья. Телесная неприкосновенность и нормальное функционирование зрения и дыхания потерпевшего нарушаются умышленными действиями виновного, поэтому в таких ситуациях следует применять п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Угроза насилием, не опасным для жизни или здоровья, включает в себя угрозу перечисленными выше видами неопасных насильственных действий. Она должна быть реальной, т.е. у потерпевшего должны быть основания опасаться претворения этой угрозы в действительность. При этом не имеет значения, собирался ли виновный на самом деле осуществить свою угрозу.

В науке предлагается понятие угрозы в грабеже заменить понятием психического насилия. Так, Ф.Б. Гребенкин пишет: "В чистом виде грабежом... является открытое внезапное хищение имущества, которое даже не вызывает испуга у потерпевшего. Если же виновное лицо требует у потерпевшего имущество, причем имеет превосходство в возрасте, физической силе, если виновный известен потерпевшему как лицо, ранее судимое, если нападение совершается в присутствии друзей виновного, если он использует для этого безлюдное место, позднее время и другие обстоятельства, и жертва, ощущая страх перед субъектом преступления, вынуждена добровольно отдать свое имущество, такой грабеж следовало бы квалифицировать по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, но при условии, если законодатель включит в данный признак вместо угрозы применения насилия словосочетание "с применением психического насилия, не опасного для здоровья"*(654). Сомневаюсь, что такая правка закона, если она произойдет, облегчит его применение и усилит охрану потерпевшего. Прежде всего в открытом хищении виновный как раз и рассчитывает на свою дерзость, подкрепленную, как правило, какими-то объективными обстоятельствами (сложно, например, представить себе, что грабеж совершается на глазах и в присутствии лиц, которые, понимая происходящее, непременно примут меры к задержанию преступника (максимально) или хотя бы к предотвращению, пресечению этого деяния; такие случаи есть, конечно, но они уж точно не часты). Кроме того, в приведенном Ф.Б. Гребенкиным перечне тех обстоятельств, которые свидетельствуют, по его мнению, о психическом насилии, есть подавляющее большинство из теоретически и практически возможных. Это означает, что на долю ненасильственного грабежа почти ничего не останется. Но самое главное, что все эти обстоятельства (их специальное, намеренное использование для хищения) должны будут доказываться следствием и судом, памятуя о принципе субъективного вменения. То есть они, как правило, не доказуемы вовсе: ну в самом деле, как вменить рост и возраст преступника в механизм психического насилия? Между тем самые опасные и явные свидетельства психического воздействия и сейчас могут быть расценены как угроза насилием, не опасным для жизни или здоровья человека (неопределенная по большей части).

И насилие, и угроза применяются в грабеже с целью изъятия чужого имущества. Верно отмечает Г.Н. Борзенков: "Не считаются признаком насильственного грабежа такие действия, как обыск потерпевшего, снимание с него часов, одежды, а также перетаскивание пьяного в более удобное для совершения преступления место"*(655).

Насильственный грабеж имеет тот же момент окончания, что и простой грабеж, с той только разницей, что к потерпевшему уже должно быть применено насилие, не опасное для жизни или здоровья, или угроза таким насилием.

Субъективная сторона и субъект насильственного грабежа какими-либо особенностями не отличаются в сравнении с простым грабежом, кроме той специальной цели применения насилия или угрозы, о которой выше говорилось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 3 =